Объявление!

3найте сограждане что КАЖДЫЙ из вас, "законопослушно" посадивший себе на шею Антинародное "правительство" России, каждый плательщик налогов и поборов послушно откармливающий эти наглые рожи есть СОУЧАСТНИК развала России, обнищания трудящихся и геноцида Населения России!

Выплачивая поборы этим падлам, вы вносите свои деньги не в улучшения ЖКХ или дорог, ни в укрепление Обороны или разваленной промышленности, ни в подъём сельского хозяйства. Вы даёте чиновникам становиться богаче и наглее, презирать вас же и ваших близких (как молчаливое БЫДЛО), вешать на ваши шеи поборы ещё и ещё!

Вы укрепляете и плодите ВРАГОВ России и Российского Народа. Вы сами, своими руками здоровьем и кошельками!

http://russianew.ru/viewtopic.php?f=81&t=4477

История крестьянства

Модератор: pinochet

История крестьянства

Непрочитанное сообщение admin » 21 фев 2016, 00:05

Крестьянство (от рус. «крестьянин», первоначально — христианин, человек; в совр. значении — с кон. 14 в.), самый древний и многочисленный из общественно-экономических классов, составляющий и в современных условиях свыше половины населения земного шара. В досоциалистических формациях Крестьянство — совокупность мелких с.-х. производителей, ведущих индивидуальное хозяйство собственными средствами производства и силами своей семьи, при социализме Крестьянство — совокупность членов с.-х. кооперативов (преимущественно производственных), совместно владеющих средствами производства и ведущих коллективное хозяйство. Крестьянство формируется как особый общественный класс в ходе разложения первобытнообщинного строя и возникновения классового общества. Постепенное развитие производительных сил, и прежде всего использование металлических орудий труда в сельском хозяйстве, вело к индивидуализации производства. Место родовой общины с присущим ей коллективизмом занимает территориальная (соседская) община, состоявшая из отдельных хозяйств (больших и малых семей). Соседская община характеризуется дуализмом, выражающимся в сочетании коллективного и семейно-индивидуального труда, владения и пользования средствами производства. На ранних стадиях развития в ней преобладает коллективное начало, на поздних — частное, индивидуальное. В недрах соседской общины возникает аллод — мелкая частная собственность непосредственного производителя, развитие которой ускоряло социальную дифференциацию общинников. Часть их вливается в состав господствующего класса, а основная масса оказывается в положении зависимого и эксплуатируемого социального слоя. Именно с этого исторического момента можно говорить о Крестьянство как особом общественном классе. До капитализма он был главным производящим классом. По мере обособления и развития индивидуально-семейное крестьянское хозяйство становилось основной элементарной экономической ячейкой общества. На докапиталистических стадиях оно характеризовалось натурально-потребительским направлением, универсальностью хозяйственной деятельности, сочетанием сельского хозяйства с домашней промышленностью. По словам Крестьянство Маркса, «каждая отдельная крестьянская семья почти что довлеет сама себе, производит непосредственно большую часть того, что она потребляет, приобретая таким образом свои средства к жизни более в обмене с природой, чем в сношениях с обществом» (Маркс Крестьянство и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 8, с. 207). По мере развития общественного разделения труда крестьянское хозяйство вовлекалось в товарно-денежные отношения. Но даже капитализм не сразу разрушает автаркизм мелкого крестьянского хозяйства. С его изживанием крестьянское хозяйство либо исчезает, либо превращается в капиталистическое. Натурально-потребительский, семейно-индивидуальный характер крестьянского хозяйства обусловил ряд общих черт, присущих Крестьянство на всех стадиях его развития до перехода к социализму, единство его социально-экономической природы. Вместе с тем его социально-экономическое, политическое и правовое положение зависело от господствовавших производственных отношений формации, в недрах которой оно существовало, и они же определяли характер взаимоотношений Крестьянство с господствующими классами, а. также его внутреннего расслоения, служившего источником возникновения и роста других общественных классов и слоев. В древневосточных обществах основная масса Крестьянство была организована в общины и считалась лично свободной, но подвергалась жестокой эксплуатации со стороны государства. Крестьяне-общинники платили денежные и натуральные оброки, выполняли большой объём общественных работ (строительство ирригационных сооружений, храмов, дворцов, военных укреплений, прокладка и ремонт дорог и т. д.) и несли различные повинности по обслуживанию хозяйств царей и знати. Существовал также значительный слой крестьян, оторвавшихся от общины и попавших в зависимость от частных лиц, храмов и др. корпораций господствующего класса. Большую роль в этом играли долговая кабала и отношения кабального найма. В архаической Греции и раннем Риме наблюдался процесс утраты общинниками земельных наделов и личной свободы. Однако и во времена классической античности мелкие свободные земледельцы являлись социальной и военной опорой городов-государств. Полисная форма земельной собственности и общественной организации в целом представляла известную гарантию сохранения крестьянами земельных наделов и личной свободы. Однако конкуренция со стороны крупного землевладения, основанного на труде рабов, а также дешевизна хлеба, поступавшего из провинции, в конце концов подорвали экономическую базу мелких непосредственных производителей. В поздних античных обществах Крестьянство заметно дифференцируется; в его среде растет контингент зависимых и кабальных людей. Получает распространение колонат, непосредственно предшествовавший средневековым формам зависимости крестьян. При феодализме Крестьянство находилось в зависимости от господствующего класса феодалов — от отдельных его представителей или от феодального государства. Обладая военной и судебно-административной властью, феодалы сосредоточивали в своих руках крупные земельные владения. Зависимые крестьяне выступали как «держатели» обрабатываемых ими наделов. Но поскольку крестьянин оставался фактическим владельцем не только орудий, скота, построек, но и главного средства производства — земли, изъятие прибавочного продукта осуществлялось путём внеэкономического принуждения. Личная и поземельная зависимость в таких условиях, взаимно дополняя друг друга, сливались воедино. Крестьяне-общинники, не подпавшие под власть отдельных феодалов, эксплуатировались феодальным государством. Зависимое положение Крестьянство оформлялось юридически, законодательными актами. На иерархической лестнице феодальных сословий Крестьянство занимало самую низшую ступень, являясь основным эксплуатируемым классом и самым неполноправным сословием. Степень и формы феодальной зависимости Крестьянство были различны. Они связаны с тремя формами докапиталистической земельной ренты — отработочной, продуктовой и денежной. Переход от отработочной и продуктовой ренты к денежной был результатом постепенного развития в недрах феодального общества товарно-денежных отношений и сопровождался смягчением феодальной зависимости. В отдельных случаях (например, в ряде стран Восточной Европы в позднее средневековье) этот процесс, напротив, вёл к усилению барщины и крепостничества. По мере развития феодализма обострялись социальные противоречия и классовая борьба между Крестьянство и феодалами. Её наиболее ярким выражением были крестьянские восстания, нередко перераставшие в длительные крестьянские войны (например, Жакерия во Франции и восстание Уота Тайлера в Англии 14 в., гуситские войны в Чехии 15 в., крестьянская война в Германии начала 16 в., крестьянские войны в России 17—18 вв. и др.). Все они кончались поражением Крестьянство и жестокими репрессиями со стороны господствующего класса. Разобщённое и раздробленное Крестьянство не могло осуществить переход к новым социальным порядкам. Даже в отдельных случаях победоносных крестьянских восстаний (например, крестьянская война 50—60-х гг. 14 в. в Китае, завершившаяся свержением власти монголов и временным ослаблением феодальной эксплуатации) феодальные порядки очень скоро возрождались вновь. Такой результат крестьянских восстаний был неизбежен, т. к. не было ещё ни условий для перехода к новым производственным отношениям, ни буржуазии, ни пролетариата, способных повести за собой крестьян. Тем не менее крестьянские восстания играли огромную прогрессивную роль, ограничивая эксплуататорские устремления господствующих классов, а в эпоху разложения феодализма — расшатывая устои последнего и подготавливая его гибель. Антифеодальная борьба Крестьянство сыграла большую роль в буржуазных революциях, являясь их важной движущей силой. Буржуазия использовала Крестьянство в борьбе против феодализма (английская революция 17 в., французская революция конца 18 в. и т. д.). Идеология Крестьянство отражала двойственность его социально-экономической природы как трудящихся и как мелких частных собственников, характеризовалась неспособностью осознать своё положение как общественного класса. Передовые, революционные идеи выражались в требованиях равенства, равных прав на землю, освобождения от несправедливых повинностей. Эти требования прослеживаются на протяжении всей истории Крестьянство В эпоху, когда религия была господствующей формой мировоззрения, а официальная церковь защищала интересы класса феодалов, идеология Крестьянство часто выступала в виде различных ересей, идей реформации (учение анабаптистов, Т. Мюнцера и др.). Идея сохранения и увековечения мелкого индивидуального производства с переходом к капитализму стала приобретать реакционно-утопический характер. Проникновение капитализма в сельское хозяйство сопровождается разложением Крестьянство, которое перестаёт быть единым классом. В условиях капитализма трудящееся и эксплуатируемое Крестьянство представлено пролетарскими и полупролетарскими слоями деревни (наёмные с.-х. рабочие), среднее — мелкобуржуазными собственниками (мелкое и среднее фермерство) и крупное — капиталистическими предпринимателями. Эксплуатация трудящихся слоев Крестьянство крупным капиталом и буржуазным государством ведёт к их обнищанию, размыванию середняцкого слоя, обогащению и укреплению эксплуататорской части Крестьянство Разные классовые группы Крестьянство занимают и различные политические позиции. Крупные капиталистические предприниматели чаще примыкают к городской буржуазии и вливаются в буржуазные политические партии, пролетарские и полупролетарские слои постепенно втягиваются в общепролетарское движение. Наиболее сложный и длительные путь изменения идеологических и политических позиций проходит мелкое и среднее Крестьянство Это объясняется его двойственной экономической природой: крестьянин выступает и как трудящийся, и как собственник. «Крестьянин своим экономическим положением в буржуазном обществе неизбежно поставлен так, что он либо идет за рабочим, либо за буржуазией. Середины нет» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 38, с. 365). Как труженики и эксплуатируемые, крестьяне тяготеют к пролетариату, как частные собственники — к буржуазии. Коренные интересы рабочего класса и трудового Крестьянство совпадают в борьбе против различных форм эксплуатации. Это составляет экономическую основу союза рабочего класса с Крестьянство, в котором руководящая роль принадлежит рабочему классу. Крестьянство, будучи революционной силой, вместе с тем проявляет в процессе классовой борьбы непоследовательность, колебания, нерешительность, обусловленные его двойственной природой. Борясь за свои интересы, пытаясь «выжить» в конкурентной борьбе, стремясь защитить себя от эксплуатации капиталом, Крестьянство объединяется в кооперативы (см. Кооперация сельскохозяйственная). Переход к монополистическому капитализму сопровождается ухудшением положения основной массы Крестьянство Оно всё в большей мере становится объектом эксплуатации со стороны монополий, которые присваивают не только прибавочный, но и часть необходимого труда мелких с.-х. производителей через систему монопольных цен. Трудовое Крестьянство поэтому остаётся главным союзником рабочего класса и в современных развитых капиталистических странах. Рост производительных сил, углубление общественного разделения труда и усиление межотраслевых связей между сельское хозяйством и др. секторами экономики с развитием капитализма привели к возросшей концентрации средств производства и капитала в крупных хозяйствах, к быстрому проникновению монополистического капитала непосредственно, в сферу с.-х. производства и экономической централизации с.-х. производителей под контролем крупных торгово-промышленных и финансовых компаний. Этот процесс сопровождается разорением мелких и средних хозяйств, экспроприацией и пролетаризацией огромных масс крестьян и фермеров, усилением роли монополистических аграрно-промышленных объединений. На ускорение этих процессов большое влияние оказали современная научно-техническая революция, аграрная политика буржуазных государств, направленная на укрепление капиталистических хозяйств и оказание поддержки наиболее крупным жизнеспособным хозяйствам (см. Государственно-монополистическое регулирование сельского хозяйства). В США и странах Западной Европы быстро развивается система т. н. вертикальной интеграции, при которой с.-х. производители теряют свою самостоятельность, превращаясь фактически в наёмных рабочих крупных монополий. Масштабы разорения мелких крестьянских хозяйств в послевоенный период в развитых капиталистических странах не имеют себе равных в истории капитализма. Так, в США за 1950—69 общее число ферм уменьшилось на 41%; бывшие владельцы этих ферм в большинстве случаев вообще покинули сельское хозяйство. В Великобритании количество ферм с площадью до 40 га за тот же период сократилось на 23%. Во Франции общее число хозяйств за 1955—70, по оценочным данным, уменьшилось на 32%. При этом количество хозяйств с площадью менее 10 га сократилось на 51%. В ФРГ общее число хозяйств сократилось за 1949—69 на 30,9%, число хозяйств с площадью менее 10 га уменьшилось на 42,4%. Развитие капиталистических производственных отношений в сельском хозяйстве привело к уменьшению удельного веса Крестьянство в самодеятельном населении развитых капиталистических стран. В сельском хозяйстве этих стран в начале 20 в. было занято не менее половины, а в начале 70-х гг. всего лишь 5—15% самодеятельного населения. Несмотря на это, подавляющее большинство хозяйств в развитых капиталистических странах остаётся ещё мелким и средним. Однако уровень концентрации земли, производства и капитала в крупных хозяйствах и степень классовой поляризации Крестьянство и фермерства значительно выше, чем до 2-й мировой войны 1939—45. Так, во Франции в середине 60-х гг. 5,5% хозяйств располагали 28,4% земельной площади, на них приходился 21% общих капиталовложений и 22,2% всей произведённой продукции в сельском хозяйстве. На долю 14,3% хозяйств приходилось 37,5% общих капиталовложений и 40,8% валовой продукции отрасли; 9% общего числа хозяйств (1970) производили 32% всей продукции отрасли, а на др. полюсе 42% хозяйств давали лишь 15% продукции. Ещё большей концентрацией характеризуется сельское хозяйство США, в котором на долю 4,5% ферм приходилось в середине 60-х гг. 42,6% реализованной рыночной продукции всех коммерческих ферм. Высокий уровень концентрации с.-х. производства в капиталистических странах ведёт к усилению классового расслоения Крестьянство, часть которого эволюционирует в крупных с.-х. предпринимателей, богатеет на эксплуатации наёмных рабочих, а другая часть беднеет, разоряется и вынуждена работать по найму. Трудовое Крестьянство выступает против «ножниц цен», низких доходов, высоких налогов и т. д., борется за свои права и всё чаще выступает за единство действий с рабочим классом. Укрепление союза рабочего класса и трудового Крестьянство — один из определяющих моментов в стратегии и тактике коммунистических и рабочих партий развитых капиталистических стран. Крестьянское движение на современном этапе требует решения проблем, касающихся всего направления аграрной политики, осуществления демократических реформ в интересах большинства крестьян и фермеров. В развивающихся странах Крестьянство — наиболее многочисленный класс, представляющий в большинстве из них основную часть населения. В конце 60-х гг. 20 в. доля Крестьянство в самодеятельном населении составляла в Латинской Америке 47%, в Южной и Восточной Азии 71%, Северной Африке 66%, Южной Африке 76,8%. Поэтому центральный вопрос революционного процесса в Азии и Африке — это вопрос о позиции Крестьянство «Крестьянство этого района мира — могучая революционная сила. Но это, как правило, — стихийная сила, со всеми вытекающими отсюда колебаниями, со всеми противоречиями в идеологии и политике» (Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969, с. 62—63). Крестьянство как производительный класс в развивающихся странах имеет свою специфику, которая обусловливается высокой степенью пауперизации крестьян, их сравнительно низким социальным и политическим статутом, аграрно-технической отсталостью земледелия, неизжитостью докапиталистических форм эксплуатации. Подавляющая часть Крестьянство живёт в условиях нищеты и бесправия, непреодолённых феодальных, а подчас и дофеодальных отношений. Одной из особенностей процесса классообразования Крестьянство на современном этапе является рост мелкособственнических элементов при нарастающих темпах их пауперизации и пролетаризации под влиянием развития капиталистических форм хозяйства. В некоторых странах Азии и Северной Африки это обусловливается перераспределением помещичьих земель в пользу Крестьянство в результате аграрных реформ. Так, в Индии ликвидация системы заминдари привела к тому, что около 20 млн. крестьянских семей стали гарантированными арендаторами (фактически владельцами) государственных земель, относительно упрочив своё положение мелких собственников; в АРЕ в результате проведения аграрной реформы число мелких независимых хозяйств возросло на 25%, в Ираке на 50%, в Иране на 40% и т. д. В странах тропической Африки рост этой прослойки связан с разложением общины, главным образом вследствие повышения товарности сельского хозяйства, ориентированного на экспорт сырья (какао-бобы, кофе, арахис, хлопок и др.). Некоторые правительства содействуют разрушению общины, насаждая частную собственность на землю. В ряде стран Латинской Америки рост мелкособственнических элементов Крестьянство происходит в основном за счёт колонизации новых земель и самовольного захвата безземельными крестьянами пустующих земель, иногда с последующим узаконением актами правительства. В странах, где в сельском хозяйстве господствуют крупные капиталистические, полукапиталистические и плантационные хозяйства (Латинская Америка, Турция, Малайзия, Цейлон и др.), мелкие и мельчайшие собственники и землепользователи становятся объектом капиталистической эксплуатации. Современные Крестьянство в развивающихся странах характеризуется множеством переходных социальных групп и категорий, ещё не вполне определившихся в классовом отношении. Так, характерную черту дифференциации Крестьянство в странах Латинской Америки составляет сочетание высокой степени пролетаризации Крестьянство с наличием разнообразных переходных форм существования и эксплуатации рабочей силы, ещё тесно связанной с собственным клочком земли или хозяйством на помещичьей земле, предоставленной землевладельцем как плата за труд. Аграрные реформы, способствовавшие развитию капиталистических отношений в деревне, ускорили имущественную и классовую дифференциацию Крестьянство; попытки, предпринимаемые правительствами многих стран, затормозить это расслоение носят непоследовательный характер. Классовая дифференциация Крестьянство повсеместно приводит к появлению небольшой прослойки богатых крестьян преимущественно из среды привилегированной деревенской верхушки; в странах Латинской Америки на долю богатых крестьян приходилось в конце 60-х гг. 20 в. до 11% хозяйств, в Ираке — 9,3%, в Турции — 11,2%, в некоторых более развитых районах Индии — до 15—20% и т. д. Т. о., проникновение капиталистических производственных отношений в деревню в ряде развивающихся стран неизбежно ведёт к вытеснению мелкокрестьянских форм собственности и разорению широких масс Крестьянство В странах социалистической ориентации предпринимаются попытки решения крестьянского вопроса на путях кооперирования при всемерной поддержке государства и постепенного ограничения и вытеснения капиталистических элементов. Революционно-демократические преобразования и рост рабочего движения создали благоприятные условия для повышения роли Крестьянство в общественной жизни этих стран. Во многих странах Крестьянство организовано в крестьянские союзы и вносит большой вклад в развитие молодых национальных государств. В условиях социализма общественно-экономическое положение Крестьянство коренным образом меняется. Крестьянство становится одним из основных классов социалистического общества. В результате революционно-аграрных преобразований (Декрет о земле 1917 в СССР, демократические аграрные реформы в других социалистических странах), ликвидировавших помещичье и крупнокапиталистическое землевладение, безземельное и малоземельное Крестьянство получило от народной власти землю, за которую боролось в течение столетий; наряду с землёй крестьяне получили часть экспроприированного у крупных собственников инвентаря, скота, освободились от ежегодной арендной платы, от ипотечной задолженности. Передача земли трудящемуся Крестьянство (национализированной в СССР и МНР, переданной крестьянам на правах трудовой частной собственности в др. социалистических странах) привела к существенным изменениям в социальной структуре Крестьянство (О Крестьянство в СССР см. ниже, в разделе Крестьянство в дореволюционной России и в СССР.) В ходе аграрных преобразований в европейских социалистических странах было перераспределено 23,8 млн. га земли (34,6% с.-х. угодий). Основная часть изъятых земель (13,5 млн. га, т. е. 57%) распределена среди беднейшего Крестьянство на правах мелкой трудовой частной собственности. Бедняцкая прослойка значительно сократилась, что привело к преобладанию середняцких хозяйств. Возросло число хозяйств, владельцами которых стали бывшие малоземельные крестьяне и с.-х. рабочие (см. табл. 1). Табл. 1. — Структура крестьянского землепользования в некоторых социалистических странах после проведения аграрных реформ (во 2-й пол. 40-х гг.), в % Страны Размеры хозяйств мелкие, до 5 га. средние, от 5 га до 20 га крупные, свыше 20 га. ВНР 48,7 39,6 11,7 СРР 41,3 45,0 13,7 НРБ 35,4 58,2 6,4 ЧССР 25,2 59,5 15,3 ГДР 11,0 59,3 29,7 Во всех социалистических странах государство оказывало экономическую помощь беднейшему и среднему Крестьянство, ограничивало развитие кулацкого хозяйства. В результате кооперирования крестьянских хозяйств кулачество было ликвидировано, а мелкое и среднее Крестьянство — кооперировано; мелкое крестьянское производство заменено крупным на базе обобществления средств производства и труда. Производственное кооперирование крестьянских хозяйств в большинстве социалистических стран было проведено в течение 1950-х гг. (см. Кооператив производственный в сельском хозяйстве). На этой основе происходят изменения и в психологии Крестьянство Кооперированное Крестьянство сближается с рабочим классом, хотя классовые различия между ними ещё сохраняются (по отношению к средствам производства и уровню их обобществления, по форме организации труда), как и различия в технической вооружённости труда, в культурном уровне, быту. Труд кооперированных крестьян всё более приобретает индустриальный характер, повышается его производительность. Значительно увеличились энергетические мощности в сельском хозяйстве. Достигнут высокий уровень механизации земледельческих работ, осуществляется переход к комплексной механизации всего производственного процесса, включая животноводство. Растет число квалифицированных специалистов, занятых в сельском хозяйстве, и их роль в развитии производства. Механизация с.-х. труда и увеличение его производительности высвободили значительное количество рабочей силы, необходимой для др. отраслей народного хозяйства. За 1960—70 доля сельского населения сократилась (в %): в НРБ с 62 до 47,4, в ВНР с 58,3 до 54,3, в ГДР с 28 до 26,8, в ПНР с 51,7 до 47,7, в ЧССР с 42,6 до 37, в МНР с 60,4 (в 1965) до 53,6. При этом крестьяне (вместе с кустарями) составляли (в %): в НРБ 55,1 в 1956 и 41 в 1965, в ВНР 26,7 в 1965 и 24,1 в 1971, в ГДР 11,5 в 1964 (только кооперированные), в ПНР 46,1 в 1950, 38,5 в 1960 и 28,6 в 1970, в ЧССР 24,1 в 1950, 15,7 в 1961 и 11,8 в 1971, в МНР 73,9 в 1956 и 43,5 в 1969, в КНДР 74,1 в 1946 и 45,7 в 1959. Сокращение крестьянского населения происходило как в результате перехода части крестьян на работу в промышленность, так и в результате частичного преобразования производственных кооперативов в госхозы (по решениям общих собраний членов кооперативов). В НРБ и ЧССР на протяжении 60-х гг. стал снижаться удельный вес производственных кооперативов в площади с.-х. угодий и посевов при одновременном росте удельного веса госхозов.
Аватар пользователя
admin
Администратор
 
Сообщений: 925
Зарегистрирован: 20 фев 2016, 09:07

Жизнь кооперированного Крестьянство

Непрочитанное сообщение admin » 21 фев 2016, 00:06

Жизнь кооперированного Крестьянство связана главным образом с общественным хозяйством. Вместе с тем оно сохраняет ещё личное подсобное хозяйство. Развитие сельского хозяйства ведёт к образованию межкооперативных, а также смешанных государственно-кооперативных объединений, являющихся одним из путей формирования аграрно-промышленных комплексов. Это повышает уровень обобществления кооперативной собственности и сближает её с общенародной собственностью, создаёт условия для постепенного стирания существенных различий между рабочим классом и кооперированным Крестьянство Сближается характер их труда. Неуклонный подъём с.-х. производства и глубокие сдвиги в социально-экономических отношениях, культуре и быте деревни, наблюдающиеся в социалистических странах, свидетельствуют о единстве путей исторического развития Крестьянство в условиях завершения строительства развитого социалистического общества и постепенного перехода к коммунизму. Исторический опыт целиком подтверждает жизненность марксистско-ленинской идеи союза рабочего класса и Крестьянство как решающей силы революционного преобразования общества, как социальной основы социализма. Главным условием успешного развития союза трудящихся классов и решения стоящих перед ними революционных задач является руководящая роль рабочего класса и его авангарда — коммунистических и рабочих партий, вооружённых научной теорией, позволяющей правильно определить задачи преобразований, последовательность их решения, необходимые пути и средства. История решительно отвергла нигилистические отрицания революционных возможностей Крестьянство и его способности активно участвовать в социалистическом строительстве, наиболее характерное для троцкизма, который видел в Крестьянство сплошную реакционную массу. Огромный ущерб мировому революционному процессу в современных условиях наносит маоистская концепция перехода «революционного мандата» от рабочего класса к Крестьянство, превращения Крестьянство в главную революционную силу, возникновения будто бы новой перспективы мировой революции: «мировая деревня окружает мировой город», т. е. крестьянские восстания в странах Азии, Африки и Латинской Америки окружат Европу и Северную Америку и уничтожат империализм. Разоблачение несостоятельности троцкистских и маоистских концепций в вопросах об отношении к Крестьянство составляет важное направление идейно-политической борьбы коммунистических партий в современных условиях. Лит.: Маркс Крестьянство, Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, Маркс Крестьянство и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т, 8; его же, Капитал, т. 1, там же, т. 23, гл. 24; его же, Капитал. т. 3, там же, т. 25, ч. 2, гл. 36—47; Энгельс Ф., Крестьянский вопрос во Франции и Германии, там же, т. 22; его же, франкский период, там же, т. 19; Ленин В. И., По поводу так называемого вопроса о рынках. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1; его же. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве, там же, т. 1; Ленин В. И., О союзе рабочего класса и крестьянства. [Сборник], М., 1954; Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969; Брежнев Л. И., Отчетный доклад ЦК КПСС XXIV съезду КПСС, М., 1971; Стародубровская В. Н., Экономический союз рабочего класса и крестьянства в европейских странах народной демократии, М., 1959; её же, Кооперативная собственность в сельском хозяйстве социалистических стран, М., 1970; Неусыхин А. И., Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI—VIII вв., М., 1956; Козодоев И. И., Земельные отношения в социалистических странах, М., 1960; Особенности аграрного строя России в период империализма, М., 1962; Победа ленинского кооперативного плана в странах социализма, М., 1963; Мартынов В. А., Меньшикова М. А., Тулупников А. И., Структурные сдвиги в сельском хозяйстве США, М., 1965; Растянников В. Г., Максимов М. А., Развитие капитализма в сельском хозяйстве современной Индии, М., 1965; Мартынов В. А., Аграрный вопрос в развитых капиталистических странах, М., 1966; Сказкин С. Д., Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века, М., 1968; Надель С. Н., Социальная структура современной капиталистической деревни, М., 1970; Политическая экономия современного монополистического капитализма, т. 2, М., 1970, с. 220—23, 243— 246. Л. В. Данилова, С. Н. Надель, С. Н. Алитовский, В. П. Данилов. Крестьянство в дореволюционной России и в СССР. Крестьянство в России. На Руси Крестьянство появилось к 9 в. в процессе разложения первобытнообщинного строя, когда патриархальная кровнородственная община начала сменяться территориальной, соседской или сельской («мир», «вервь»). Крестьянство было ещё юридически свободным, но уже в то время формировался феодальный способ производства и шёл процесс закабаления крестьян, складывались класс феодалов — собственников земли и класс феодально-зависимого Крестьянство С образованием Древнерусского государства (см. Киевская Русь) Крестьянство было обложено данью. В 9—11 вв. развивалось княжеское, боярское и монастырское землевладение, закабалялось лично свободное Крестьянство Один из способов закрепощения состоял в насильственном захвате общинных крестьянских земель феодалами. В процессе феодализации свободные крестьяне — общинники («люди», «сябры») теряли свои земли, становились изгоями, превращались затем в крестьян, зависимых от государства и частных землевладельцев. Совокупным наименованием крестьян стал термин смерды. Основными формами эксплуатации Крестьянство в Киевской Руси были взимание дани (продуктовая рента) и барщина. В наиболее тяжёлом положении находились закупы. Неполноправность Крестьянство отражена в законодательных памятниках того времени — Русской правде и др. Закрепощаемое Крестьянство сопротивлялось процессу феодализации. Это выражалось в антифеодальных восстаниях (1024, 1068, 1071, 1113), побегах, захватах земельных владений, поджогах и т. д. С наступлением феодальной раздробленности в 11—12 вв. преобладающее значение получила привилегированная вотчина, пользовавшаяся широкими правами иммунитета. Однако ещё существовало тяглое «чёрное» Крестьянство (см. Черносошные крестьяне). Монголо-татарское нашествие на Русь в 13 в. нанесло Крестьянство тяжёлый урон. Часть крестьян погибла, попала в плен, многие бежали в северные районы. В 14—15 вв. громадная часть «чёрных» земель в центре Северо-Восточной Руси была захвачена крупными феодалами, и «чёрное» Крестьянство сохранялось преимущественно на севере. Крестьянство эксплуатировалось главным образом путём взимания натурального оброка, но имела место и барщина. Несколько возросла экономическая самостоятельность Крестьянство и в связи с ней имущественная дифференциация в его среде. Наиболее часто в актах 15 в. упоминаются крестьяне старожильцы и новопришлые. Задолжавшие крестьяне получали наименование серебреников. В середине 15 в. ограничивается переход крестьян от одного помещика к другому. Был введён единый срок для крестьянских «отказов» (см. Юрьев день) и установлен принцип обязательности уплаты пожилого при уходе от землевладельца. Ограничение крестьянских переходов, закрепленное в Судебнике 1497 и подтвержденное в Судебнике 1550, было рубежом в закрепощении Крестьянство С конца 15 в. растет эксплуатация Крестьянство: взимается не только рента продуктами, но и денежная. В 16 в. утверждается новая форма феодально-земельной собственности — поместная система, и получает развитие барщина, причём земля для барской запашки отбирается у крестьян. Барщинные повинности произвольно увеличиваются феодалами. С развитием товарно-денежных отношений усиливается имущественная дифференциация Крестьянство Источники различают «лучших» («добрых»), «середних» и «худых» крестьян, а также «пашенных» и «непашенных». В 15 в. появляется новая категория Крестьянство — бобыли. Обедневшие крестьяне, работавшие в монастырских хозяйствах, назывались детёнышами Применявшийся ранее к крестьянам термин «старожильцы» сменяется термином «старинные», записанным в писцовые книги и др. правительственные документы; термин «новопришлые» модифицируется в «новоприходцев». Крестьянская задолженность феодалам приобретает широкие размеры. В 16 в. полное холопство (см. Холопы) вытесняется кабальным, посредством которого в сферу феодальной эксплуатации втягивались новые слои населения, взявшие деньги в долг и обязанные «за рост» (за проценты) «служити». В обстановке тяжёлого хозяйского разорения, вызванного резким усилением феодального гнёта во времяЛивонской войны 1558—83 и опричнины (1565—72), когда обозначился отлив крестьянского населения из центральных районов страны в южные, были введены заповедные лета. В конце 16 — начале 17 вв. получило в основных чертах государственное оформление крепостное право. Обострение классовых противоречий вылилось в Крестьянскую войну начала 17 в., кульминационным пунктом которой было Крестьянское восстание под предводительством И. И. Болотникова 1606—07. Соборное уложение 1649 оформило в законодательном порядке принадлежность всех разрядов Крестьянство своим владельцам по писцовым книгам «без урочных лет». Усиление феодально-крепостнического гнёта в центре России и распространение крепостничества на южные и юго-восточные районы вызвало Крестьянскую войну под предводительством С. Т. Разина 1670—71. Положение Крестьянство в период позднего феодализма характеризуется, с одной стороны, усилением феодального гнёта и слиянием различных категорий Крестьянство и холопов в единую крепостную массу, с другой — возникновением в крестьянской среде новых явлений: социального расслоения Крестьянство, роста крестьянской аренды и отходничества. В 17 в. по своей принадлежности землевладельцам различалось Крестьянство: частновладельческое, монастырское (см. Монастырские крестьяне), дворцовое, черносошное. Введением подворного обложения были уравнены в отношении тягла крестьяне и бобыли. Юридические различия между Крестьянство и холопами были окончательно устранены при Петре I введением единой подушной подати. При Петре I был сформирован особый разряд Крестьянство — государственные крестьяне. Указом 1721 было разрешено покупать крестьян к фабрикам и заводам (см. Посессионное право). Законы Петра I о подушной подати и рекрутском наборе резко усилили власть помещиков над Крестьянство В последующие десятилетия крепостное Крестьянство окончательно лишается каких-либо юридических прав, устраняется от принесения присяги на подданство правительству. Указом 1760 помещики получили право ссылать своих крестьян в Сибирь. Ответом на ухудшение положения Крестьянство была Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева 1773—75. В течение 18 и 1-й половины 19 вв. шло некоторое уменьшение доли крестьян во всём населении Российской империи, но абсолютная численность Крестьянство росла (см. табл. 2). Табл. 2.—Численность крестьян в Российской империи в 1719-1857 Годы ревизий Число крестьян мужского пола Крестьяне к общему числу населения, % Численность различных групп крестьян, % дворцовые (удельные) государственные церковные помещичьи I 1719 6552377 90,0 7,7 25,9 12,4 54,0 II 1744 7793776 90,6 5,5 27,1 11,5 55,9 III 1762 9978113 94,2 5,3 27,9 10,6 56,2 IV 1782 12592478 92,0 5,0 31,2 10,4 53,4 V 1795 16321984 89,8 3,2 27,8 9,0 60,0 VI 1811 18217744 90,0 3,3 30,7 8,5 57,5 VII 1815 17849543 85,4 5,2 38,7 — 56,1 VIII 1833 21591881 84,7 4,3 42,6 — 53,1 IX 1850 23350494 83,4 3,7 47,5 — 48,8 X 1857 24015651 83,0 3,9 48,8 — 47,3 Крестьянство помещичье было наиболее угнетённой частью Крестьянство Земельные наделы у него были меньше, чем у удельного и государственного, а повинности больше. Помещичье Крестьянство отбывало барщину, оброк и смешанную повинность. По указу 1797 крестьяне обязаны были помещику 3-дневной барщиной, но фактически работали на помещика больше, особенно в страдную пору. Некоторые помещики в конце 18 в. переводили своих крестьян на месячину. К середине 19 в. месячина в Великорусском центре исчезает. Размер оброка, как и смешанной повинности, законодательно не регулировался и постоянно возрастал. Если в нечернозёмных губерниях Великорусского центра к концу 18 в. подушный оброк в среднем достиг 3 руб., а в чернозёмных — 4,4 руб., то к середине 19 в. он в первом случае вырос в 3,5 раза, а во втором — на 50—60%. В конце 18 в. оброк составлял 1/5, а в середине 19 в. уже более 1/3 крестьянского дохода. Смешанная повинность, получившая широкое распространение в 1-й половине 19 в., являлась переходной формой от барщины к оброку. Чаще всего встречались следующие её разновидности: каждое тягло платит оброк и отбывает барщину; оброчное тягло привлекается к работам в страдную пору; барщинное тягло выплачивает небольшой оброк пли обеспечивает продуктами помещичий двор и т. п. Смешанная повинность была самой тяжёлой формой эксплуатации, т. к. лишала крестьян сравнительной свободы оброчных и заставляла добывать деньги, чего не требовалось от барщинного тягла. Были помещичьи имения, в которых часть крестьян платила оброк, а остальные работали на барщине. К середине 18 в. четко определяются границы преимущественного распространения оброка — Нечернозёмный центр (от 79,7% оброчных в Нижегородской губернии до 45,2% в Тверской) и барщины — Чернозёмный центр (от 88,2% барщинных в Орловской губернии до 44,1% в Воронежской). К середине 19 в. районы распространения того или иного вида повинностей сохраняются, но соотношение губерний внутри районов меняется: в Костромской и Ярославской губерниях процент оброчных доходит до 88, в Нижегородской снижается до 68, из 75 уездов Чернозёмного центра 7 стали почти полностью барщинными, а в 49 барщина преобладала. Район преобладания оброчной повинности являлся и районом распространения промыслово-торговой деятельности Крестьянство Здесь быстрее развивалось и товарное земледелие, и скотоводство, что вызвало более заметное стремление богатого Крестьянство к приобретению земельной собственности. Крестьянство только Ярославской губернии к середине 19 в. имело 15,3 тыс. десятин собственной земли, в то время как у Крестьянство всего Чернозёмного центра было около 14 тыс. десятин. «Капиталистые» крестьяне — основатели буржуазных династий (Морозовы, Коноваловы и др.) — вышли из Нечернозёмного центра, где товарно-денежные отношения к середине 19 в. достигли большей зрелости. Крестьянство национальных окраин, его экономическое и правовое положение имело свои особенности. Так, если Крестьянство Левобережной и Слободской Украины не отличалось в социально-экономическом отношении от великорусского, то Крестьянство Правобережья в 18 в. находилось под гнётом польской шляхты. В 1-й половине 19 в., особенно на Правобережье, сокращается крестьянская запашка и усиливается барщина. Молдавское Крестьянство в 1-й половине 19 в. делилось на группы: резеши — свободные владельцы мелких участков общинной земли, и царане — свободные хлебопашцы, не имевшие собственной земли и попадавшие в зависимость от светских и духовных феодалов. Крестьянство Белоруссии и Литвы в 50-х гг. 19 в. состояло из крестьян государственных (свыше 34%), помещичьих (свыше 61%), принадлежавших духовенству и различным ведомствам (0,4%) и вольных людей (около 4%). Помещичьи крестьяне в зависимости от земельного надела и отбываемых повинностей делились на тяглых, наделённых полным участком земли и отбывавших барщину; полутяглых, наделённых половиной от размера полного участка земли и отбывавших «пешую» барщину; огородников, имевших, как правило, усадебную землю и плативших по преимуществу оброк; бобылей, не имевших не только земли, но и жилища. В Прибалтике Крестьянство отбывало т. н. ординарную и экстраординарную барщину. Последняя применялась при жатве, сенокосе, вывозке навоза и не ограничивалась определённым числом дней, поэтому была особенно тяжёлой для Крестьянство К концу 18 в. она фактически стала постоянной. Актами 1816—19 прибалтийские крестьяне были лично освобождены, но потеряли свою землю и попали в арендную кабалу к помещикам. Крестьяне Грузии — глехи в большинстве были крепостными, среди последних были и дворовые, отдельную группу составляли хизаны — безземельные, селившиеся на землях феодала. Крестьянство Грузии несло свыше 100 видов повинностей. Крестьянство Азербайджана состояло из земледельцев, которые платили оброк продуктами владельцу земли или казне, и кочевников, которые платили скотом и несли воинскую повинность хану. В 1847 крестьяне, жившие на землях «высшего мусульманского сословия», были причислены к разряду государственных. После присоединения к России Восточной Армении натуральные и денежные подати крестьян были уменьшены в 2 раза по сравнению с платежами иранскому шаху и эриванскому сардару. За церковью, однако, были закреплены её земли и населявшие их крестьяне. Средняя Азия вошла в состав России уже в пореформенное время. В Киргизии земли кочевий были признаны государственной собственностью, они распределялись на специальных сходах, что давало возможность баям притеснять бедняков. Дехкане Таджикистана были или издольщиками (чорьяккоры), или батраками-мискинами (неимущий человек). В Туркмении крестьяне-скотоводы («чарва») разводили рогатый скот; колодцы и водоёмы были в руках родовой верхушки. Аналогичным было положение казахов-кочевников. Несмотря на крайнее разнообразие социально-экономического положения Крестьянство в различных частях Российской империи, лицо страны определяло развитие Европейской России. В первую очередь здесь шёл объективный процесс втягивания России на путь капиталистического развития, определявший неизбежность отмены крепостного права. Поражение в Крымской войне 1853—56 и нараставшее с каждым десятилетием крестьянского движение заставили царизм провести Крестьянскую реформу 1861. Отмена крепостного права в 1861 явилась началом коренных изменений в положении Крестьянство В процессе развития капитализма Крестьянство из класса-сословия феодального общества превращалось в класс капиталистического общества. Менялась его экономическая природа: втягиваясь в обстановку товарного хозяйства и рыночных отношений, крестьянское хозяйство постепенно утрачивало натуральный характер и становилось товарным, всё ярче проступали его мелкобуржуазные черты. По данным Всероссийской переписи населения 1897, на доходы от земледелия, как главного занятия в Российской империи, жили 88294 тыс. человек, или 70,25% всего населения; от животноводства — 4516,6 тыс. человек, или 3,59%. Т. о., сельское хозяйство было главным занятием для 3/4 населения империи. Большое место занимало крестьянское хозяйство в общественном производстве страны. В 1913 из всего национального дохода страны (в границах СССР до 1939), составившего 14 538 млн. руб., на долю сельского хозяйства приходилось 7625 млн. руб. При этом доля крестьянского хозяйства была преобладающей. У крестьян и помещиков было посевных площадей соответственно 88% (включая арендуемую землю) и 12%, а продуктивных животных 94% и 6%. Накануне 1-й мировой войны 1914—18 из 5 млрд. пудов валового сбора хлебов помещики давали 0,6 млрд., а крестьяне — 4,4 млрд. пудов. Реформа 1861 ликвидировала личную зависимость крестьян. Но освобождение Крестьянство от крепостничества и его пережитков в правовом и особенно в экономических отношениях заняло всю пореформенную эпоху и было завершено лишь в результате Великой Октябрьской социалистической революции. Созданные крестьянской реформой экономические и правовые условия продолжали обеспечивать господство помещиков над крестьянами. Возникла отработочная система (см. Отработки), сущность которой состояла в обработке помещичьей земли крестьянами своим скотом и инвентарём за взятую в аренду землю, за пастбище для скота, за полученные в долг хлеб и деньги. Основой сохранения полукрепостнической эксплуатации крестьян были крупные помещичьи латифундии. Остатки старых, крепостных порядков сильно тормозили развитие крестьянских хозяйства. Сельское население Европейской России с 1863 по 1913 возросло почти в 2 раза, тогда как посевные площади хлебов и картофеля увеличились с 57,1 млн. десятин в 1861—70 до 71,4 млн. десятин в 1913, т. е. всего лишь на 12,5%. Несколько возросла урожайность хлебов (с 29 пудов с десятины в 1861—70 до 39 пудов в 1891—1900). Общее количество скота возросло, но в расчёте на душу населения уменьшилось. Однако крепостнические пережитки не могли остановить процесс капиталистического развития в деревне после реформы 1861. Его результатом было разложение Крестьянство: образование небольшой кулацко-буржуазной верхушки (см. Кулачество) и больших масс разорённой бедноты и с.-х. пролетариата. К 1917 было примерно 2 млн. кулацких, 3 млн. середняцких и около 10 млн. бедняцких хозяйств. Число с.-х. рабочих возросло с 1860 по 1913 с 700 тыс. до 4,5 млн. человек. Кулаки увеличивали свои вложения в земледелие, широко практиковали эксплуатацию бедноты путём кабалы и ростовщичества, вели торговлю. По военно-конским переписям 1896—1900 в Европейской России насчитывалось 6,6 млн. безлошадных и однолошадных крестьянских хозяйств. Крестьянство искало выход в отходе на заработки в города, а также на с.-х., лесные и т. п. работы, в переселениях (см. Переселенчество) на окраины (Сибирь, юг Украины и Сев. Кавказ). С 1860 по 1915 из Европейской России переселилось 5615,8 тыс. человек. Ни отходничество, ни переселения не уменьшали огромного аграрного перенаселения во внутренних губерниях и не снимали остроты аграрного вопроса. Крестьянство было наиболее бесправным сословием в России. По реформе 1861 крестьяне получали «права состояния свободных сельских обывателей как личные, так и по имуществу», а зачислялись в разряд т. н. «податных сословий»; должны были, в отличие от «привилегированных», уплачивать подушную подать, нести рекрутскую и многочисленные др. повинности. Правительство и после 1861 проводило по отношению к Крестьянство политику полицейского преследования и самой мелочной регламентации крестьянской жизни. В охранительных и фискальных целях сохранялась и поддерживалась община, круговая порука за выполнение повинностей, был образован специальный волостной суд, до 1903 (а фактически и позднее) широко применялись телесные наказания. Тяжёлые экономические условия жизни Крестьянство делали подавляющую массу его совершенно беззащитной перед лицом стихийных бедствий (эпидемий, засух, пожаров и т. п.). Неурожаи и голод повторялись через каждые 3—4 года и захватывали всё большие районы. Особенно сильным был голод в 1891 и 1911. Главным для Крестьянство на протяжении всей капиталистической эпохи было стремление сбросить помещичий гнёт, поэтому его идеология была революционно-демократической (см. Народничество). Поскольку же в самом Крестьянство интенсивно протекал процесс классового расслоения, то с образованием деревенской буржуазии создавалась почва и для др. направления в идеологии — либерального. Несбыточные мечты об установлении социального равенства и справедливости в условиях мелкого товарного производства, ненависть к угнетателям-помещикам сочетались у крестьян с наивной верой в царя. К начала 20 в. В. И. Ленин характеризовал общественное состояние Крестьянство как «глубокий сон» (см. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 24, с. 333). Но сама жизнь толкала Крестьянство к более активной борьбе (см. Крестьянское восстание 1902). Решающую роль в его пробуждении и политическом просвещении сыграло появление на арене политической борьбы революционного рабочего класса, возникновение пролетарской партии и распространение идей марксизма-ленинизма. Рабочий класс в 1905 «... повел миллионы крестьянства на революцию» (там же, т. 20, с. 141). Крестьянство «... сумело сразу положить начало образованию политических партий...» (там же, т. 15, с. 195), более или менее близко выражавших его интересы (народные социалисты, трудовики, социалисты-революционеры). Возникли Крестьянские комитеты. Была создана революционно-демократическая организация Крестьянский союз Всероссийский. Большевики поддержали главное требование Крестьянство — конфискацию помещичьих земель, идею общенародной собственности на всю землю, т. е. национализацию земли. Революция 1905—07 положила начало союзу рабочего класса и Крестьянство в России. В результате Революции 1905—07 Крестьянство добилось немногого: прекращения выкупных платежей (сведённого вскоре на нет повышением налогов), некоторого понижения арендных цен (перекрытого затем ещё большим ростом их), представительства в Государственной думе. Революция 1905—07 повлекла за собой крутой поворот аграрной политики правящих классов — от поддержки и охранения крестьянской общины к решительной ломке общинного землепользования в интересах кулачества (см. Столыпинская аграрная реформа). Реформа способствовала некоторому прогрессу хозяйства деревенской буржуазии, но повлекла за собой дальнейшее разорение и обнищание основной массы Крестьянство Реформа ещё более усилила разложение деревни, обострив т. н. вторую социальную войну — борьбу с.-х. рабочих и бедноты против кулачества. Крестьянство поддержало рабочий класс в Февральской революции 1917. Но задача борьбы с помещиками не была решена и этой революцией, и российские Крестьянство (беднейшее и среднее), пережив некоторые колебания во время двоевластия и поняв, что оно может добиться земли и мира только при поддержке рабочих, решительно повернуло к союзу с ними.
Аватар пользователя
admin
Администратор
 
Сообщений: 925
Зарегистрирован: 20 фев 2016, 09:07

Крестьянство в СССР

Непрочитанное сообщение admin » 21 фев 2016, 00:07

Крестьянство в СССР. Октябрьская революция 1917, в которой вместе с рабочим классом под руководством большевистской партии активно участвовало беднейшее Крестьянство, коренным образом изменила общественно-экономическое положение российского Крестьянство На основе Декрета о земле помещичье и крупнокапиталистическое землевладение было ликвидировано. В пользование трудящихся крестьян перешла почти вся масса с.-х. земель (около 98%), они освободились от арендной платы и задолженности банкам. Составной частью Великой Октябрьской социалистической революции была аграрная крестьянская революция, которая прошла 2 этапа: буржуазно-демократический (до лета 1918), когда осуществлялась ликвидация помещичьего землевладения и Крестьянство выступало в целом как класс-сословие, и социалистический этап, когда классовая борьба развернулась внутри самого Крестьянство, комитетами бедноты и продотрядами городских рабочих был нанесён сильнейший удар по кулачеству и начался заметный рост коллективных хозяйств. В России само Крестьянство требовало уничтожения частной собственности на землю. В условиях диктатуры пролетариата это означало национализацию земли. Но Крестьянство в массе ещё не было готово к обобществлению производства: государственная собственность на землю сочеталась с её единоличным использованием. Земли, перешедшие к Крестьянство, подверглись уравнительному переделу главным образом в пределах земельных обществ (крестьянских общин) и волостей. Крестьянство была передана значительная часть инвентаря и скота из конфискованных имений. В годы Гражданской войны 1918—20, в борьбе против помещичьей контрреволюции и иностранной интервенции сложился военно-политический союз рабочего класса и трудящегося крестьянства. Однако на окраинах России — в Сибири, на Южном Урале, на Дону и Северном Кавказе, где помещичье землевладение отсутствовало или было незначительным и Крестьянство было наиболее зажиточным и обуржуазившимся, а пролетариат малочисленным, Крестьянство летом 1918 поддержало контрреволюцию, выдвинувшую лозунг свободы торговли. Антикрестьянская аграрная политика и кровавый террор белогвардейщины вызвали «новый поворот к большевизму» крестьянских масс, начавшийся с разрозненных восстаний осенью 1918 и завершившийся фактически всеобщей борьбой деревни в 1919—20 против внутренней и внешней контрреволюции. Поведение Крестьянство и его колебания между революцией и контрреволюцией предопределили ход и исход Гражданской войны. «В последнем счете именно эти колебания крестьянства... решили судьбу Советской власти и власти Колчака — Деникина» (Ленин В. И., там же, т. 40, с. 17). Крестьянство не только активно участвовало в вооруженной борьбе против белогвардейщины и интервентов, но и практически бесплатно сдавало Советскому государству по продразвёрстке все излишки продовольствия и сырья для снабжения городов и армии. В условиях войны Крестьянство мирилось с продразвёрсткой, но стало требовать её отмены, как только война была закончена. Разорение крестьянского хозяйства, вызванное войной, в 1920 было усугублено неурожаем и падежом скота. В. И. Ленин констатировал «необыкновенно тяжелый кризис крестьянского хозяйства...» (там же, т. 43, с. 147). Недовольство Крестьянство использовалось кулачеством, поднимавшим антисоветские мятежи (Антоновщина, начавшаяся в августе 1920, Кронштадтский антисоветский мятеж 1921). С марта 1921 Коммунистическая партия переходит к новой экономической политике. Продразвёрстка была отменена. Крестьянство получило возможность свободно распоряжаться излишками производимых продуктов. Восстанавливался товарооборот между городом и деревней. Тем самым были созданы условия для нормального развития крестьянского хозяйства как мелкотоварного. Но восстановление крестьянского хозяйства было задержано небывалым неурожаем и голодом, поразившими в 1921 основные с.-х. районы страны, где проживало до 30 млн. крестьян. Коммунистическая партия и Советское правительство организовали всенародную борьбу с голодом и его последствиями, оказали Крестьянство огромную помощь. В 1922—1927 сельское хозяйство страны было не только восстановлено, но в некоторой степени превысило уровень 1913—16 (продуктивное животноводство, технические культуры). Ограниченность возможностей мелкого производства особенно выявилась с переходом к социалистической индустриализации. В СССР в 1927 насчитывалось 25 млн. крестьянских хозяйств, которые имели в среднем по 4—6 га посева. Только у 15,2% из них были с.-х. машины; 28,3% хозяйств не имели рабочего скота, 31,6% — пахотного инвентаря. В условиях ускоренного роста промышленности и городов крестьянское хозяйство уже не могло удовлетворить потребности страны в с.-х. продуктах и сырье. Перевод сельского хозяйства на путь крупного обобществленного машинного производства, способного поднять производительность труда и товарность, становился объективной необходимостью. В результате аграрных преобразований Октябрьской революции произошли глубокие сдвиги в социальной структуре Крестьянство, оно осереднячилось. Но крестьянское хозяйство оставалось мелкотоварным, продолжающим рождать «... капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе» (там же, т. 41, с. 6). С восстановлением товарного производства и обращения возобновился процесс классового расслоения Крестьянство В 1927, по данным обследования 614 тыс. крестьянских хозяйств, было 3,2% кулацких хозяйств, располагавших 7,5% рабочего скота, 21,7% машин и орудий, и 26,1% бедняцких хозяйств, имевших 6,5% рабочего скота, 1,6% машин и орудий. Бедняки и середняки были вынуждены арендовать рабочий скот и инвентарь у кулаков. Кулаки арендовали значительную земельную площадь у бедняков и маломощных середняков. В хозяйствах с посевом от 16 до 25 десятин арендованной была половина земли, а в хозяйствах с посевом свыше 25 десятин — до трёх четвертей. Около 1,4 млн. зажиточных и кулацких хозяйств держало батраков. Советское государство оказывало помощь беднякам и середнякам, ограничивало развитие кулачества, используя налоговую политику, землеустройство, снабжение инвентарём, кредит и т. п. В СССР за 1924/25—1926/27 доля хозяйств середняков возросла с 61,1% до 62,7%, кулаков— с 3,3 до 3,9, сельских пролетариев — с 9,7 до 11,3, бедняков уменьшилось с 25,9% до 22,1%. Классовая борьба в деревне продолжалась. В 1927—28 кулачество организовало «хлебную стачку», отказываясь продавать государству хлеб по твёрдым ценам. Советское государство вынуждено было ввести чрезвычайные меры. Усилившиеся классовые конфликты требовали ликвидации капиталистического уклада в сельском хозяйстве, проведения социалистического преобразования. Начавшаяся индустриализация страны, осуществление Кооперативного плана В. И. Ленина, вся политика Советского государства готовили предпосылки для перехода Крестьянство на путь социализма. Широкое развитие получила с.-х. кооперация. К осени 1929 торгово-кредитные формы с.-х. кооперации объединяли 50—55% крестьянских хозяйств, простейшие производственные товарищества — около 25%, колхозы — 3,9%. Социальный строй доколхозной деревни представлял собой сложное сочетание и переплетение мелкобуржуазных, капиталистических, социалистических и переходных к социалистическим отношений. Однако в Средней Азии и Казахстане, у народов Северного Кавказа, Сибири, Дальнего Востока и Севера и после Октябрьской революции сохранялись ещё патриархальные и феодально-патриархальные отношения. Казахи, киргизы и некоторые народы Севера, Сибири и Дальнего Востока вели кочевой или полукочевой образ жизни. Сразу же перестроить внутренние отношения в узбекском кишлаке, казахском и туркменском ауле, киргизском аиле было невозможно. Потребовалась большая организационная, политическая, хозяйственная, культурно-просветительная работа Коммунистической партии и Советского государства, чтобы сложились объективные условия для ликвидации феодальной системы эксплуатации в национальных районах. С середины 1920-х гг. в республиках Советского Востока проводятся земельно-водные реформы, переделы пахотных и сенокосных угодий, ликвидация хозяйств баев-полуфеодалов, уничтожившие главные устои феодально-патриархальной системы эксплуатации. Эти реформы явились важнейшей ступенью на пути ранее отсталых народов к социализму, минуя капиталистическую стадию развития, необходимой предпосылкой социалистического преобразования сельского хозяйства в республиках Советского Востока. Социалистическое переустройство сельского хозяйства — глубочайшая революция в экономических отношениях, во всём укладе жизни Крестьянство Его основным звеном было производственное кооперирование крестьянских хозяйств, которое проходило в СССР как сплошная коллективизация сельского хозяйства, представлявшая собой непосредственный переход Крестьянство от мелкого индивидуального хозяйства к крупному коллективному. Колхозное движение с осени 1929 стало приобретать массовый характер. К середине 1932 в колхозах было объединено 61,5% крестьянских хозяйств. В 1937 насчитывалось 242,5 тыс. колхозов, объединявших 18,1 млн. крестьянских дворов. Доля единоличных хозяйств сократилась до 7%, их посевных площадей — до 1% и поголовья скота — до 3%. Социалистическая система фактически стала единственной формой организации сельского хозяйства. Успехи индустриального развития и повышение производительности с.-х. труда обусловили быстрое сокращение численности сельского населения в СССР, в особенности Крестьянство В 1926 всё сельское население составляло 82,1%, в том числе Крестьянство — 75%; в 1939 соответственно — 67% (с этого времени включая и кооперированных кустарей) и 49,8%, в 1959 — 52% и 31,7%; в 1970 — 44% и 21,6%; в 1972 — 42% и 19,3%. Крестьянство стало быстро освобождаться от невежества и бескультурья, которые тяготели над ним в течение веков. Уже в 30-е гг. была изжита неграмотность среди Крестьянство, введено обязательное обучение детей в начальной школе (в 60—70-е гг. начался переход к среднему всеобщему образованию). В 1939 высшее и среднее образование (включая неполное) имели 5,2% сельского населения, в 1970 — 33,2%, а среди работающих — соответственно 6,3 и 49,9%. В крестьянской среде растут кадры специалистов высокой квалификации (агрономы, ветеринары, агрозоотехники, инженеры и др.). В 1940 колхозы обслуживали 29 тыс. специалистов с высшим и средним специальным образованием, а в 1970 — 390 тыс. Сформировалась многочисленная армия механизаторов, успешно использующих современную технику. В составе колхозников СССР в 1940 имелось 1298 тыс. механизаторов (трактористов, машинистов, комбайнеров, шофёров и др.), в 1970 — 2042 тыс. Коренные изменения происходили в психологии советского Крестьянство Сложившаяся на протяжении веков привязанность Крестьянство к мелкому частному хозяйству уходила в прошлое. Постепенно складывался новый психологический облик крестьянина-труженика социалистического общества. Формирование колхозного Крестьянство как нового класса социалистического общества к концу 30-х гг. завершилось не только в развитых районах, но и на бывших отсталых окраинах. Социалистическое сельское хозяйство, колхозный строй СССР выдержали тяжелейшие испытания Великой Отечественной войны 1941—45. Колхозы и совхозы обеспечивали страну необходимым минимумом продовольствия и сырья. Крестьянство сознательно защищало социалистический общественный строй, проявляло массовый героизм на фронте и в тылу. За годы войны численность Крестьянство уменьшилась. В 1945 крестьяне составляли 47% всего работающего населения СССР (в 1936 — 60%). Число всех трудоспособных колхозников к началу 1946 было меньше, чем в 1940, на 1/3, а мужчин — в 2,5 раза. Героический труд Крестьянство обеспечил восстановление разорённых войной колхозов. Объём с.-х. производства к началу 1950-х гг. достиг довоенного уровня. По мере развития материально-технической базы социалистического сельского хозяйства происходило укрупнение колхозов. В 1950—52 число их сократилось с 250 тыс. до 93 тыс. В результате дальнейшего укрупнения колхозов, а также преобразования части их (главным образом экономически слабых) в совхозы, проводившегося по решениям общих собраний колхозников, к началу 1970 было 34,2 тыс. колхозов с 14,7 млн. крестьянских дворов. Среднегодовая численность колхозников сократилась с 21,7 млн. человек в 1960 до 16,7 млн. в 1970, в том числе на 1,8 млн. по сопоставимому кругу колхозов и на 3,2 млн. за счёт колхозов, преобразованных в совхозы, попавших в городскую черту, и т. п. Замена частной собственности одной из форм общественной, социалистической собственности коренным образом изменила классовое положение и облик советского Крестьянство, приблизив его к рабочему классу. Но между ними сохранились существенные различия, отражающие особенности их исторических путей к социализму, а также различия в уровне развития и обобществления промышленного и с.-х. производства. Система социально-экономических отношений колхозного Крестьянство прошла в своём развитии ряд этапов. В 30—50-х гг. она характеризовалась взаимодействием колхозов и государственного МТС. Чтобы ускорить техническое перевооружение сельского хозяйства, государство первоначально сохранило в своих руках собственность на основные орудия производства, сосредоточив их в МТС, которые на договорных началах за натуральную плату обслуживали колхозы. В МТС и в районных управлениях сельского хозяйства были собраны кадры квалифицированных специалистов. Через МТС осуществлялось непосредственное государственное руководство колхозами. Недостаточное развитие с.-х. производства обусловило на первых порах преобладание натуральных форм экономических отношений внутри колхозов, а также между колхозами и государством. С 1933 были введены обязательные поставки с.-х. продукции государству по твёрдым ценам. Оплата труда колхозников производилась по трудодням преимущественно натурой; размер его определялся после расчётов с государством и отчислений в неделимые и производственные фонды. Рост с.-х. производства и укрепление колхозов как социалистической формы хозяйства создали условия для дальнейшего совершенствования и развития системы социально-экономических отношений в колхозной деревне. С середине 1950-х гг. обязательные поставки постепенно заменяются централизованными плановыми закупками с.-х. продуктов по ценам, которые значительно повышались и дифференцировались по зонам. В 1958 была реорганизована система МТС; с.-х. техника стала продаваться колхозам. Одновременно менялся порядок государственного руководства колхозами, планирования их производства и заготовок. В состав колхозного Крестьянство вошли механизаторы и специалисты, работавшие в МТС до их ликвидации. Это подняло производственно-технический уровень колхозного Крестьянство, способствовало его сближению с рабочим классом. Крестьянин-единоличник обычно не имел специальной профессиональной подготовки, был «универсалом». В 1970, по данным переписи, 5,2 млн. колхозников имели ту или иную специальность, среди них было специалистов высшей и средней квалификации 7,5%, среднего руководящего и счётно-обслуживающего персонала 10,9%, механизаторов 38,3% и животноводов 43,3%. Особенно важные меры по укреплению и развитию социалистических производственных отношений в колхозах были осуществлены на основе решений Мартовского пленума ЦК КПСС 1965. С 1966 изменена система оплаты труда колхозников. Введена гарантированная оплата по тарифным ставкам — деньгами не реже 1 раза в месяц и натурой в сроки получения продукции, а также дополнительная оплата по итогам года. В результате выросли заработки колхозников (на человеко-день, отработанный в 1960, было выдано 1 руб. 40 коп., в 1970 — 3 руб. 90 коп.). Повысилась материальная заинтересованность Крестьянство в развитии общественного хозяйства, усилилась его трудовая активность. Реальные доходы Крестьянство в расчёте на одного работника выросли с 1913 по 1970 в 12 раз. С 1964 колхозники в старости и при потере трудоспособности стали обеспечиваться пенсиями. В 1970—71 введена единая система социального страхования колхозников, на них был распространён порядок исчисления пенсий, установленный для рабочих и служащих. В 1970 пенсии получали 12 млн. колхозников (в т. ч. 10,5 млн. по старости). С победой социализма на основе дальнейшего укрепления союза рабочего класса и Крестьянство, в котором рабочий класс по-прежнему сохраняет ведущую роль, сложилось морально-политическое единство советского общества. Усилилась связь Крестьянство с Коммунистической партией. В 1937 в сельском хозяйстве СССР было занято 296,9 тыс. коммунистов, в том числе 186,9 тыс. колхозников, в 1967 — 2336,4 тыс. коммунистов, в том числе 1330,3 тыс. колхозников. Колхозное Крестьянство активно участвует в управлении делами общества и государства через систему Советов. Расширяются и совершенствуются формы колхозного самоуправления. Новой ступенью в развитии колхозной демократии явился принятый 3-м Всесоюзным съездом колхозников (1969) Примерный устав колхоза, ставший законом жизни и труда Крестьянство в период строительства коммунизма. Развитие производительных сил ведёт к постепенному преобразованию с.-х. труда в разновидность индустриального, к стиранию существенных различий между городом и деревней, их бытовым и культурным укладами. Рост обобществления производства сближает колхозную собственность с государственной, создаёт условия для их слияния в единую коммунистическую общенародную собственность. Успехи социалистического сельского хозяйства, героический труд Крестьянство являются одним из важных условий дальнейшего повышения жизненного уровня народа и постепенного перехода советского общества к коммунизму. Лит.: Переписка Крестьянство Маркса и Ф. Энгельса с русскими политическими деятелями, 2 изд., М., 1951; Ленин В. И., Развитие капитализма в России, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 3; его же, Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905—1907 гг. там же, т. 16; его же. Доклад о работе в деревне [VIII съезд РКП (б) 18—23 марта 1919 г.], там же, т. 38; Беляев И. Д., Крестьяне на Руси, 4 изд., М.,1903; Семевский В. И., Крестьяне в царствование имп. Екатерины II, т. 1—2, СПБ, 1881—1901; его же, Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX вв., т. 1, СПБ, 1888; Игнатович И. И., Помещичьи крестьяне накануне освобождения, 3 изд., М., 1925; Греков Б. Д., Крестьяне на Руси с древнейших времён до XVII в., 2 изд., кн. 1—2, М., 1952—54; Горский А. Д., Очерки экономического положения крестьян Северо-Восточной Руси XIV—XV вв., М., 1960; Кабузан В. М., Народонаселение России в XVIII в. — первой половине XIX в. (по материалам ревизий). М., 1963; Улащик Н. Н., Предпосылки крестьянской реформы 1861 г. в Литве и Западной Белоруссии, М., 1965; Рындзюнский П. Г., Крестьянская промышленность в пореформенной России (60—80-е годы XIX в.), М., 1966; его же. Вымирало ли крепостное крестьянство перед реформой 1861 г., «Вопросы истории», 1967, № 7; Ковальченко И. Д., Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в., М., 1967; Крестьянство и классовая борьба в феодальной России. Сб. статей, Л., 1967; Очерки по истории русской деревни Х—XIII вв., М., 1967; Переход от феодализма к капитализму в России, М., 1969; Корецкий В. И., Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во второй половине XVI в., М., 1970; Аграрная история Северо-Запада России. Вторая половина XV — начало XVI в., Л., 1971; Советское крестьянство. Краткий очерк истории (1917—1970), 2 изд., М., 1973; Трапезников С. П., Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос, т. 1—2, М., 1967; Селунская В. М., Борьба КПСС за социалистическое преобразование сельского хозяйства (октябрь 1917—1934 гг.), М., 1961; её же, Рабочий класс и Октябрь в деревне, М.,1968; Данилов В. П., Сельское население Союза ССР накануне коллективизации, в сборнике: Исторические записки, т. 74, М., 1963; его же. Земельные отношения в советской доколхозной деревне,«История СССР», 1958, № 3; Борисов Ю. С., Подготовка производственных кадров сельского хозяйства СССР в реконструктивный период, М., 1960; Вылцан М. А., Советская деревня накануне Великой Отечественной войны (1938—1941 гг.), М., 1970; Арутюнян Ю. В., Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны, 2 изд., М., 1970; Волков И. М., Трудовой подвиг советского крестьянства в послевоенные годы, М., 1972; Островский В. Б., Колхозное крестьянство СССР, Саратов, 1967; Игнатовский П. А., Крестьянство и экономическая политика партии в деревне, М., 1971; Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР, в. 1—7, М., 1952—69; Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы, Таллин [и др.], 1959—71 (см. также лит. при статьях Аграрный вопрос. Коллективизация сельского хозяйства. Колхозы). В. И. Корецкий (до 18 в.), Б. Г. Литвак (18 в. 1861), А. М. Анфимов (1861-1917), В. П. Данилов (1917—72).
Влияние С.Ю. Витте на решение крестьянского вопроса в России .
Россия в начале XX века оставалась аграрно-крестьянской страной. Доход от сельского хозяйства составлял 2/3 национального дохода. В этой отрасли народного хо­зяйства было занято подавляющее большинство населения страны. Положение крестьянства оставалось крайне тяжелым. Оно страда­ло от малоземелья, налогового бремени, выкупных платежей, аг­рарного перенаселения, сословной неполноправности. Крестьянские хозяйства были придавлены помещичьими латифундиями. За арен­ду помещичьих земель крестьянство выплачивало ежегодно более 300 млн. руб. Одной из основных причин отсталости деревни явля­лось сохранявшееся господство феодальных форм собственности на землю - помещичьей и крестьянской общинной. Они препятствовали рациональному распределению земли и организации на ней сельскохозяйственного производства, отвечавшего требованиям раз­вивавшихся рыночных отношений. О катастрофическом положе­нии российской деревни более всего свидетельствовали системати­чески повторявшиеся голодные годы. Полунищенское состояние де­ревни угнетающе отражалось на всех сферах общественной и госу­дарственной жизни страны. Однако крестьянский вопрос, несмотря на свою остроту, стал предметом особого внимания правительства Николая II лишь в на­чале 900-х годов. Объясняется это многими обстоятельствами, но прежде всего тем, что к этому времени виттевская модернизация экономики, проводившаяся в рамках сохранявшейся полуфеодаль­ной социальной системы, уже в значительной мере исчерпала себя, зашла в тупик. Одним из свидетельств этого стал экономический кризис начала 900-х годов. Дальнейшее осуществление модерниза­ции требовало расширения внутреннего рынка для промышленно­сти и новых денежных средств. Потребность государства в деньгах возросла и в связи с внешнеполитическими проблемами: осуществ­лением экспансионистских замыслов на Дальнем Востоке и вклю­чением в развертывавшуюся мировую гонку вооружений. Основным источником пополнения казны оставались прямые и косвенные налоги, которые платили крестьяне. Вопрос о повыше­нии платежеспособности этой самой многочисленной категории на­селения становился государственным. Его решение напрямую было связано с повышением производительности крестьянских хозяйств, уровня их доходности. Государство было заинтересовано в подъеме крестьянских хозяйств и ввиду того, что их продукция составляла один из существенных компонентов экспорта сельскохозяйствен­ной продукции - главной статьи, внешнеторгового дохода государ­ства. Нищенским состоянием деревни было обеспокоено и военное ведомство: все большее количество новобранцев и лошадей, постав­ляемых крестьянством в армию, не отвечало предъявлявшимся к ним требованиям. Важнейшую роль играл и фактор государствен­ной безопасности. Тяжелое положение крестьянства способствова­ло росту в нем недовольства, делало его более восприимчивым для революционной пропаганды. Для власти же не было перспективы более пугающей и безнадежной, чем охваченное революционным брожением многомиллионное крестьянство. Набиравшее силу рево­люционное движение вынуждало правительство все чаще исполь­зовать войска для его подавления. А благонадежность войск нахо­дилась в непосредственной связи с настроением деревни, так как по своему социальному составу армия оставалась преимуществен­но крестьянской. Таковы те основные обстоятельства и мотивы, которые побу­дили самодержавие в своей внутренней политике начала 900-х го­дов обратить повышенное внимание на крестьянскую проблему. В условиях нараставшего революционного кризиса правительство чаще, чем обычно, стало использовать для прикрытия своих инте­ресов в решении этой проблемы традиционные заверения о защите народных интересов, о том, что царь не оставит крестьянские нуж­ды "своим попечением". Поиск решений крестьянского вопроса имел ограниченные рам­ки: во-первых, священной и неприкосновенной должна была оста­ваться помещичья земля, а во-вторых, это решение должно было обойтись для казны минимальными расходами, так как государство руководствовалось обычными для него соображениями - помень­ше дать народу, чтобы затем как можно больше с него взять. Тем не менее при обсуждении данной проблемы в правящих верхах выявились значительные разногласия. Так же, как и в дворянском вопросе, эти разногласия находили свое персональное проявление прежде всего в позициях С. Ю. Витте и В. К. Плеве. Витте - один из немногих в правящих сферах, кто в поисках решений крестьянского вопроса исходил не из идеологических со­ображений, а с позиций экономического прогресса. До того, как стать министром финансов, С. Ю. Витте, тяготея к славянофилам, разделял их идею о благотворной роли крестьян­ской общины. Впоследствии он стал утверждать, что сельская об­щина не предотвращает процесс дифференциации крестьянства, не предохраняет его от пролетаризации. Не является она и защит­ным валом от революции. С административно-полицейской точки зрения она, безусловно, представляет определенные удобства, так как "легче пасти стадо, нежели каждого члена стада в отдельно­сти". Но это достоинство общины умаляется опасными для власти сторонами: не прививая крестьянам уважительного отношения к чужим правам и собственности, она тем самым не только препятст­вует развитию у крестьян гражданского правосознания, как осно­вы здорового экономического и культурного развития, но и способ­ствует распространению революционных и социалистических идей. Негативные последствия виделись Витте и в решении пробле­мы крестьянского малоземелья за счет помещичьих земель. Подоб­ное решение он допускал лишь в исключительных случаях. Так он признавал политическую необходимость наделения крестьян зем­лей в 1861 г., но вместе с тем подчеркивал, что реформа на таких условиях ослабляла сам принцип собственности, обязывала прави­тельство исполнять по отношению к крестьянству полицейско-по­печительные функции, обращая особое внимание на регулирование вопросов землевладения и землепользования. А это, в свою оче­редь, не только подавляет хозяйственную инициативу крестьян, мешает росту их гражданского сознания, но и способствует разви­тию у них агрессивных иждивенческих настроений. Заверения, что собственность священна и неприкосновенна, не находят у них по­нимания. Они склонны считать, что все зависит только от воли царя: Александр II захотел и отобрал землю у помещиков, отдал ее кре­стьянам; а Николай II следовать примеру своего деда не хочет; выходит, что он царь плохой, не печется о своем народе. В резуль­тате таких рассуждений, полагал Витте, крестьяне становятся вос­приимчивыми к революционной пропаганде. По мнению Витте, ключом к решению крестьянской проблемы могло быть только уравнение крестьян в правах с другими сосло­виями. Необходимо, утверждал он, сделать из крестьянина "полу­персоны" "персону". Это позволило бы ему встать в ногу со време­нем, развить в себе черты, отвечающие требованиям рыночного хозяйства: личную инициативу и дух предпринимательства. Под уравнением крестьян в правах с другими сословиями Витте имел в виду также замену общинной надельной собственности частной крестьянской собственностью и предоставление крестьянам права по своему желанию выходить из общины и свободно перемещаться по стране. Виттевский вариант решения крестьянского вопроса был са­мым радикальным среди тех многочисленных вариантов, которые в ту пору рождались в правящей верхушке, однако по своей сути он был либерально-консервативной утопией, страдал непоследователь­ностью и ограниченностью. Утопичен он был тем, что предполагал решение крестьянского вопроса в рамках самодержавной полицей­ско-бюрократической политической системы и при сохранении по­мещичьего землевладения. Непоследовательность и ограниченность этого варианта сказывалась прежде всего в том, что он ставил ряд преград на пути вовлечения в рыночные отношения крестьянской надельной земли. Предусматривались, в частности, запреты на по­купку крестьянской надельной земли лицами других сословий и на продажу этой земли за долги, а также нормы концентрации на­дельной земли. Своим экономическим содержанием вариант Витте был аналогичен столыпинской аграрной реформе, но последняя была более реалистична потому, что решалась уже при значительно ре­формированной политической системе. Либерально-консервативная позиция Витте по крестьянскому вопросу подвергалась резкой критике представителями реакцион­но-консервативной бюрократии, подходившими к крестьянскому вопросу прежде всего с политической и идеологической точек зре­ния. Они были убеждены в том, что традиционный образ жизни формирует у крестьян особое мировосприятие, являющееся зало­гом их верности самодержавию. Поэтому такие формы крестьян­ской жизни, как сословную обособленность крестьян, общину, на­дельную крестьянскую собственность и патриархальную семью не­обходимо не только охранять, но и укреплять. Они выступали и за продолжение политики попечительства над всеми крестьянами, считая что такая политика не только поддерживает в крестьянстве монархическую идею, но и является основанием и оправданием для надзора правительства за крестьянами. Позиция Витте и его сто­ронников оценивалась как чрезвычайно опасная, поощряющая ре­волюцию. Разногласия в правящих верхах по вопросу о пересмотре кре­стьянской политики были настолько значительными, что в 1902 г. было создано почти одновременно два параллельных центра, зани­мавшихся этим вопросом: Особое совещание о нуждах сельскохо­зяйственной промышленности под председательством С. Ю. Витте и Редакционная комиссия по пересмотру законодательства о кре­стьянах Министерства внутренних дел во главе с товарищем мини­стра внутренних дел А. С. Стишинским. Инициатором же созда­ния этой комиссии и ее действительным руководителем являлся В. К. Плеве, ставший в том же, 1902 г., министром внутренних дел. И Редакционная комиссия, и Особое совещание проработали не один год. Первая закончила свою работу по подготовке проекта реформы крестьянского законодательства в октябре 1903 г. Итоги этой работы составили целых шесть томов, которые сразу же были опубликованы. В начале 1904 г. подготовленный проект был пере­дан губернским совещаниям, где обсуждение его затянулось и окон­чательно заглохло с началом революции. В это же время, в конце марта 1905 г., царским указом была прекращена и деятельность Особого совещания. Значительная часть материалов этого совеща­ния, в том числе 57 томов "трудов" и "свода трудов" его местных комитетов, также была опубликована. Какое же решение крестьянского вопроса предлагалось Ре­дакционной комиссией и Особым совещанием? Проект Редакцион­ной комиссии, в отличие от аграрной политики эпохи контрреформ, уже не считал случайными факты расслоения крестьянства, а при­знавал их закономерными результатами экономического развития: перехода крестьянского хозяйства от натурального к денежному, распространения отхожих промыслов и других внеземледельческих заработков. Более того, признавалось нецелесообразным принимать меры, препятствующие образованию состоятельного крестьянства и не только потому, что это означало бы становиться поперек раз­вития экономической жизни, но и потому, что эти крестьяне, во­преки распространенному мнению, клеймившему их как "кулаков" и "мироедов", не являются худшим и наиболее вредным элементом дерейни. Наоборот, в силу своей заинтересованности в охране прин­ципа собственности такие крестьяне - надежная опора сущест­вующего порядка. В проекте не отрицались и преимущества кре­стьянского хуторского и отрубного землевладения перед общинным. Высказывалась даже уверенность в том, что эти формы землевла­дения существенно улучшат благосостояние крестьян, повысят про­изводительность их труда и упрочат у них уважение к чужой соб­ственности. Но признавая новые явления в крестьянстве, проект вместе с тем подчеркивал, что они еще не получили широкого распростра­нения и потому не могут служить основанием для коренного изме­нения аграрно-крестьянской политики. В то же время эта политика полностью и не игнорировала данные явления. Предлагалось, в ча­стности, облегчить выход из общины для "индивидуально-сильных" и "умственно переросших общинный строй" крестьян, создать для них условия к постепенному переходу от общинного владения зем­лей к хуторскому и отрубному, но хутора и отруба должны были быть организованы только на вненадельной земле и при условии, что их хозяева отказываются от общинной земли. Названные меры еще не означали ставки правительства на зажиточное крестьянст­во. Они лишь вносили известные коррективы в традиционную по­литику. С их помощью реализовывалось представление В. К. Плеве о зажиточном крестьянине, как о "дьяволе", от которого надо осво­бодить крестьянскую общину. Таким образом, старая "попечительная политика" оставалась в силе, и в ней еще более подчеркивался аспект защиты государством "слабых элементов" крестьянства от притеснений со стороны "сильных" крестьян. Проект провозглашал также незыблемость крестьянской надельной земельной собственности, устанавливал пределы ее концентрации и дробления, принцип ее заповедности. Реакционно-консервативная направленность проекта еще более проявлялась в его стремлении распространить положения о прину­дительном надельном землевладении и на крестьянские вненадельные земли. Согласно проекту, неприкосновенной должна была остаться и крестьянская община. Достоинства хуторского землевладения хотя и признавались, но в то же время считалось, что основная масса крестьянства до него еще не доросла. В доказательство приводи­лись разного рода аргументы, но прежде всего то, что крестьяне не имеют достаточных средств для переселения на хутора и надлежа­щего умственного и культурного развития. Препятствиями для раз­вития хуторских хозяйств назывались также естественно-геогра­фические и почвенно-климатические особенности большинства рос­сийских земледельческих губерний. Утверждалось, как прежде, что община, вопреки распространенному мнению, не мешает примене­нию более совершенных приемов хозяйствования и что роль ее осо­бенно благотворна: ведь она печется о крестьянах - "помогает сла­бым и подгоняет нерадивых". И хотя в проекте заявлялось, что вопрос об общине должен быть предоставлен "естественному ходу вещей", в то же время предлагались меры по ее укреплению. В частности, устанавливались максимальные 12-летние сроки пере­делов земли и сдачи в аренду общинной земли. Повышенное внимание уделялось стабильности крестьянской патриархальной семьи как одного из важнейших оплотов консерва­тизма. Предусматривалось укрепление крестьянской семейной зе­мельной собственности. Замена этой традиционной собственности личной, индивидуальной собственностью рассматривалась как не­допустимая ломка всего земельного и имущественного строя кре­стьян. Ужесточались меры против самовольных разделов кресть­янских семей. В целях предохранения крестьянской семьи от "сму­ты и безурядицы" со стороны ее младших членов законодательно усиливалась власть домохозяина. Без его согласия членам семьи не выдавались паспорта, необходимые для ухода на заработки, а не­совершеннолетние (до 25 лет) члены семьи не могли выделиться из двора. Конструктивно критиковал деятельность Редакционной комис­сии С. Ю. Витте. В 1904 г. была опубликована его "Записка по кре­стьянскому вопросу", подводившая предварительные итоги работы возглавлявшегося им Особого совещания о нуждах сельскохозяйст­венной промышленности и предлагавшая решение крестьянского вопроса на принципиально иных началах по сравнению с проектом Редакционной комиссии. Витте предлагал освободить крестьян от опеки общины, уравнять их в правах с другими сословиями и пре­доставить им право свободного перехода от общинного к частному личному землевладению. Виттевский вариант крестьянской реформы являлся частью его либерально-консервативного плана модернизации страны, пред­полагавшего сохранение и укрепление самодержавия в данном слу­чае путем расширения его социальной базы за счет консерватив­ных мелких земельных собственников, которых должна была соз­дать реформа. Предлагавшаяся Витте реформа предопределяла столыпинскую аграрную реформу. У нее было уже немало сторон­ников как в низах, так и в правящих верхах. Однако для последних нужна была революционная встряска, чтобы сделать идеи такой реформы руководящими в аграрно-крестьянской политике. План виттевской реформы востребован не был. Остался на бумаге и проект Редакционной комиссии. Однако составлявшие ос­нову проекта принципы сословной обособленности крестьянства, неприкосновенности общины и надельного землевладения, как тра­диционные, оставались основополагающими для реальной полити­ки, проводимой самодержавием в крестьянском вопросе в предре­волюционный период. В ней допускались лишь небольшие уступки требованиям времени. Отменены были телесные наказания (1902), круговая порука (1903), облегчен был выход из общины зажиточно­му крестьянству (1903), смягчена переселенческая политика (1904), внесены были некоторые изменения в деятельность Крестьянского банка. В результате такой паллиативной политики социальная на­пряженность в деревне не ослаблялась, а сохранявшиеся в ней про­тиворечия все более вырастали в главную причину надвигавшейся революции. Отсутствие у правительства единой позиции по аграрно-кре­стьянскому вопросу, борьба в нем различных направлений и груп­пировок, противоречивость выдвигавшихся ими проектов аграрных преобразований свидетельствовали о колебаниях самодержавия и его кризисе. Содержание же этих проектов показывает, что в пра­вящих кругах не имелось такого решения аграрного вопроса, кото­рое сняло бы обострявшиеся противоречия и открыло простор для свободного и быстрого развития деревни.
Аватар пользователя
admin
Администратор
 
Сообщений: 925
Зарегистрирован: 20 фев 2016, 09:07


Вернуться в История России

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron
title=!-- ENDIF --