Объявление!

Национальное Объединение "Новая Россия - Великая Россия" создано 1 мая 2006 года. И является Национально-Социалистической Общественной организацией, защищающей интересы Русского народа.

1 мая 2021 года нам исполняется 15 лет.
http://russianew.ru/viewtopic.php?f=10&t=25

Населению России необходимо Объединяться! Кем бы вы ни были по национальности, все мы живущие на территории России представляем собой единую нацию России. Если вы уже поняли что настоящее правительство не способно привести Отечество к прогрессу и процветанию, мы все должны Объединиться и принять общее решение о дальнейшей судьбе России. Иного пути выхода из тупика нет.

http://russianew.ru/viewtopic.php?f=120&t=4503

Подняться с колен и слезть с трубы

Модератор: pinochet

Подняться с колен и слезть с трубы

Непрочитанное сообщение admin » 07 мар 2016, 19:51

Омский бомж с помощью неравнодушных людей начинает новую жизнь — с продажи на аукционе картин, нарисованных на родной теплотрассе.

Так не бывает, но с бомжом Бывальцевым это произошло: в первых числах марта он проснулся знаменитым — на трубе теплотрассы, с которой не слезал с прошлогоднего января после выписки из больницы, где ему ампутировали обе ступни.

Теперь же слава Бывальцева растет с каждым днем. Как говорят его «спонсоры», вернее, люди, решившие поучаствовать в жизни бомжа и круто ее изменить, скоро про него узнает вся страна.

Узнает и начнет меняться вместе с Бывальцевым, надеются они: люди станут добрей, перестанут злобно коситься на ближнего, помогут в действительности, а не в виртуальном патриотическом космосе, подняться человеку с колен (и сойти с трубы) — как они Бывальцеву.

Если так, то «Владимир Владимирович — перезагрузка» может быть, самый важный сейчас в России социальный проект. Его авторы — молодые предприниматели Андрей Огородников и Александр Марков.

Совпадение с именем и отчеством главы государства, говорят они, да и сам Бывальцев — случайное. Владимир — человек искренний, и в его биографии есть много такого, о чем его кураторы, ведущие в режиме он-лайн репортажи в соцсетях, умалчивают, и что в предполагаемом ток-шоу на федеральном канале точно не прозвучит.

Затевали такой же проект они, кстати, еще два года назад — с другим омским бездомным Иваном: в марте 2014 открылась в том же «Вконтакте» группа «Иван — перезагрузка» — время от времени в ней размещались видеозаписи, где его кормят и одевают, но пока проект не удался — от родной теплотрассы далеко отходить 60-летний Иван не решился (хотя с ногами у него все в порядке).


Затянувшаяся война

Биографии у Владимира Владимировича, как и у большинства российских бомжей, хватило бы не на один роман. Из 55 лет 20 прошли по тюрьмам, потом 14 — по трубам. До того была армия: Афган, госпиталь, а до армии детский дом.

— Отца я совсем не помню: он ушел, когда младший брат родился — мне два года было тогда. Мама после этого запила и воспитывать нас не могла: через полгода нас забрали в детдом. Там я и вырос, окончил 10 классов. Весной 79-го пришла повестка из военкомата…

К тому времени у Владимира было двое детей: сыну Максиму год и два месяца, а дочь Оксана только-только появилась на свет. Он мог бы оформить отсрочку от армии (бессрочную — «до всеобщей мобилизации»), но не стал: понятно — хотелось «жизнь повидать». К своим 18 годам дальше Омска не выезжал.

Призвали его в морскую пехоту, отправили на Камчатку. А через полгода в Афганистан — тогда только начался ввод «ограниченного контингента советских войск». Владимир стал снайпером. «Военных грехов, — говорит, — на мне много». Об их количестве не расспрашиваю, да и его ли это грехи?

Пробыл он на войне 3 месяца и 9 дней. Весной 1980 в блиндаж влетела граната.

— Меня ранило, а парня, который там был со мной, разорвало. Я уже мертвого тащил его в медсанбат: его самого, оружие его и отдельно — ногу в сапоге. Медсестры спрашивают: «Зачем ногу-то приволок?» А я им: «Пришьете — краше в гробу будет». И отключился.

Осколками у Владимира были пробиты легкие. В госпитале пробыл он год и месяц. «Десять осколков вытащили, а один, застрявший в позвоночнике, трогать не стали, испугались последствий».

На дембель ушел в 82-ом. Около полугода подышал вольным воздухом. Работал в этот время на танковом заводе – формовщиком в литейном цехе, часто по две смены, зарабатывал хорошо, но не хватало все же по его возросшим запросам: «Хотел, помню, телевизор цветной *». Да и война, говорит Владимир, не уходила из головы. А тут вдруг само попало к нему в руки оружие — обнаружилось оно в частном доме, который остался им с братом в наследство от матери.

— Там гора золы была во дворе, — рассказывает Владимир. — Когда разгребал, наткнулся на сверток: в нем был немецкий автомат МП-38, пистолет-пулемет, его еще «шмайсером» в Отечественную войну называли. Дед мой припрятал его, залил маслом, замотал тряпками и схоронил там в золе: так он с 45 года и пролежал. Я этот сверток зубилом расковырял, а когда раскрыл, поверить не мог глазам: автомат как в коконе сохранился: в отличном состоянии, смазанный и два полностью заряженных рожка. Ну и ударило в голову, решил в войну поиграть.

Ограбить пытался он, по его рассказу, не простой магазин, а обкомовский.

— Взяли меня там за 40 минут. Давали сначала вышак, но адвокат хороший попался. Три пересуда было: с «вышака» спрыгнул на 15 лет, потом на 12, и в итоге — 10 лет общего режима.

Вышел в 92 году, но свободы вдохнуть не успел: пришлось тут же и возвращаться.

— Пообещал там одному…, что жить он не будет. Понимаете, есть корова – она молоко дает, но ее все равно убивают, как ни жалко, есть курица, есть свинья. А это был не человек, не животное — это была мразь.

Такой же зек, как и я, но он унижал людей — сильно, страшно. Я ему сказал: освобожусь — все равно найду, через год, через 5 лет, через 10. А тут — только вышел за ворота, в Омск еще билета не взял, смотрю — он стоит, водку пьет. Подхожу, говорю: «Ну что с должком-то?» Он отвечает: «Мы же не в лагере». Говорю: «Какая разница? Я же тебе обещал». У меня в кармане нож был выкидной лагерной работы — ну и зарезал его.

Дали Владимиру 10 лет строгача. Вернулся в Омск в 2002: в Привокзальном поселке из родственников не осталось уже никого: Люба — мать его детей — скончалась в 1995 году, дети выросли и из Омска уехали: они и до сих пор не знают, где он и что с ним. Максим, по его сведениям, живет во Владивостоке, у него двое детей: сыну 9 лет, дочке 7, Оксана — в Москве, замужем, больше ничего о ней неизвестно. «Вконтакте» он обратился к ним: «Оксана, Максим, я хочу вас видеть, просто хочу видеть, очень». Голос у Владимира дрогнул на этих словах, единственный раз за все время «перезагрузки».

Брата младшего тоже не застал: он пропал куда-то с деньгами, вырученными от продажи их материнского дома, где был прописан Владимир. Перепродан он уже много раз: его нынешние жильцы знают только имя последнего продавца.

Так стал Бывальцев скитаться по теплотрассам. Пока ноги были целы, работал в разных местах, где труд бомжей и прочих нелегалов востребован. Последний раз зимой в начале 2015 на стройке у частника.

— Мороз сильный был. Не заметил, как отморозил ноги. Вечером пошли в баню, напарился, утром просыпаюсь: ходить не могу, ноги раздулись. Через два дня жидкость стала выделяться прозрачная, как при ожоге. Привезли в больницу: врач посмотрел — обморожение 4 степени, обрезать надо. Я говорю: «Режьте». Когда резали под наркозом, ничего не чувствовал, а потом боли адские начались, и днем, и ночью.

За год с лишним раны так и не срослись: заживать они начали только сейчас, когда «спонсоры» свозили Владимира в частную клинику.

Изображение

Первая его картина — абстракция — ушла с аукциона «Вконтакте» за 10 тысяч рублей. Нарисована она пальцем. До этого красками Владимир ни разу не рисовал.

— Лежал тут, ночью уже. Приходят два парня. Спросили про моего соседа Ивана, но его не было в тот момент. Потом поинтересовались, как я сюда попал. Сначала отнесся к ним настороженно: меня тут часто грабила молодежь — деньги забирали, телефон сотовый. Но они сразу начали меня угощать: кофе горячий, ходдоги купили в киоске. Спросили, какие лекарства нужны для ног. Тут же сгоняли в ночную аптеку: бинты принесли, стрептоцид, как я просил, мазь Вишневского. На следующее утро снова приходят с подарками: чай принесли, много еды, сигарет. Спрашивают: «Что вы умеете делать?» В принципе много чего руками могу: каменщиком работал, плиточником-мозаичником, штукатуром-маляром. Но, понятно, в моем нынешнем состоянии это отпадает. Штучные изделия могу мастерить — они стоят дорого, но для этого нужны и дорогие станки. А рисовать, спрашивают, умеете? Ну, в принципе умею. Парни привозят мне на краски, холст на подрамнике, предлагают нарисовать свою жизнь, как я ее вижу и чувствую. Это была первая работа «Взгляд в прошлое».

Сидя на теплотрассе, Владимир макал палец в гуашь, и проводил им по белой ткани размашисто, притом начал с белого. Холст заполнялся быстро. Картина жизни Владимира Бывальцева вышла, пожалуй, светлее, чем ее пересказ.

При стартовой цене полторы тысячи рублей (столько нужно для оформления паспорта) супруги Ирина и Виталий Кривко оценили ее в 10 тысяч. Десятью днями ранее такую же сумму заработали в Омске БГ и группа «Аквариум» за концерт в подземном переходе (деньги, эти, сказал он, пойдут в помощь представителям СМИ, у которых «работа вредная для здоровья – слишком часто приходится врать»).

На следующий день нарисовал Бывальцев «Автопортрет в будущем» — каким он видит себя через 5 лет: в нем, мне кажется, есть здоровая доля самоиронии (сам он сказал, что изобразил не только себя, а вообще бомжа, «в глазах которого появилась надежда»). «Автопортрет» приобрела блондинка средних лет Алла за 2,3 тысячи рублей. На гонорары, вырученные с аукционов, Владимир побывал в парикмахерской, приобрел в супермаркете ряд необходимых вещей, начиная с приличного костюма и галстука.

Третья картина — «Ночной город» — уже готова, пока не продана. Это, по-моему, самая романтичная из его работ. Четвертую — «Поле цветов» — Владимир посвятил к 8 марта «всем дамам, следящим за его судьбой в паблике». Число его участников растет с каждым днем: на данный момент их более 3600. Спонсоров у Владимира Владимировича прибавилось: сейчас их уже десятки — на его сбербанковской карте собрано около 10 тысяч рублей.

Многие помогают и не деньгами: привозят подарки: еду, одежду, медицинские препараты. Омич Михаил (больше ничего о нем неизвестно) подарил инвалидную коляску, омичка, не назвавшая своего имени, — икону Божьей матери.

Несколько дней назад Бывальцев переехал в гараж, на котором написан адрес: «Улица В. В. Путина, 46». Гараж принадлежит Александру Маркову.

Переезд был вынужденным — Бывальцева, уже в новой купленной одежде и с новой прической — избили неизвестные. Он, конечно, попытался дать отпор костылем, но получил удар по голове и отключился.

В гараже Владимир обустроился здорово: сам хозяйствует — рубит дрова, топит печь.

Задумал картину, посвященную президенту, которую собирается ему подарить (не лично, а через посредников из АП — предложение это уже отправлено туда по интернету). Замысел, если коротко, такой: картина будет антивоенная — город, река, группа бездомных у костерка, а в небе огромный, перечеркнутый черной краской ядерный взрыв.
Аватар пользователя
admin
Администратор
 
Сообщений: 946
Зарегистрирован: 20 фев 2016, 09:07

Вернуться в Важные новости (выборочно)

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron
title=!-- ENDIF --